15
Апр 15

Очень грустная история про попаданца

 

Хорошо приходится тем попаданцам, которые из будущего попадают в прошлое — они вооружены знанием истории и научно-техническим превосходством. А, представьте, как нелегка жизнь попаданца, угодившего из прошлого в будущее. Здесь для него все чужое и непонятное. И даже третьеклассник одним вопросом может поставить его в тупик. Что остается несчастному попаданцу? Только одно — пытаться встроиться в существующую систему. Что, надо сказать, получается у него не всегда хорошо, а порой, таки, просто нелепо.
Как результат — Очень грустная история про попаданца.

мединский
Все началось с того, что отечественный министр якобы культуры, товарищ М. нашел еще одну духовную скрепку. Правда, правда! Все честно, без подвоху! Дело в том, что заняться министру якобы культуры в нашей стране, где уровень культуры зашкаливает, а от высокой духовности все уже задыхаются, просто-таки нечем. Был бы он, ну, скажем, министром финансов. Ну, или, на худой конец, министром здравоохранения. Тут бы он нашел себе применение. А с культурой у нас в стране все настолько здорово, что министру этой самой вроде как культуры заняться совершенно нечем. Вот он и ищет эти самые духовные скрепки. Просто так, от безделья. Ну, а, как известно, кто ищи, тот непременно что-нибудь найдет. Еще одноногий старик Сильвер, помнится, говорил своим боевым товарищам: «Ищите, ребята, ищите, может и отыщите пару желудей, их так любят свиньи». А Сильвер в этом деле смыслил кое-что поболе товарища М.
Так вот, суть новой скрепки, которую с сего дня так и следует именовать»Скрепка Мединского», чтобы с другими, значит, не путать, заключается в следующем: «мы должны наконец поставить точку в череде бесконечных шизофренических рефлексий о самих себе». То есть, мы такие как мы есть, и никому, а нам — в первую очередь, не должно быть до этого дела. А, кто не с нами, тот — шозофреник. Кокретно так сказано. Без обиняков. И, что сразу бросается в глаза, крайне культурно.
Вообще-то, то, что нашел товарищ М., это не просто скрепка, а рецепт всенародного счастья, который можно выразить еще проще: «Все — хорошо». Ну, то есть, абсолютно все. Даже то, что плох, все равно — хорошо. Если раньше говорили: «Что для русского хорошо, то для немца — смерть», то теперь товарищ М. утверждает: «Что для всех остальных плохо, для русского — замечательно». Утверждает он это, разумеется, другими словами, а именно: «Пора наконец-то сформулировать свое собственное представление о самих себе как наследниках великой, уникальной российской цивилизации. Внятно, канонически, без блудливого спотыкания о «трудные вопросы истории» и бессодержательных рефлексий.»
Конечно, все это очень круто. Но, как-то совсем уж бессодержательно. И здорово нафталином пованивает. К примеру, что значит «сформулировать канонически»? Или «блудливое спотыкание»? Современному человеку сих метафор, ну, никак не раскусить. К кому же тогда обращены слова товарища М.?
Да, а началось все это министерское словоблудие, не имеющее абсолютно никакого отношения к культуре как таковой, с фильма «Номер 44». Фильм «Номер 44» режиссера Даниэля Эспиносы должен был выйти в российский прокат 16 апреля. Фильм получил прокатное удостоверение около двух недель назад. В главной роли сотрудника службы безопасности Льва Демидова, который расследует серийные убийства детей в СССР снялся Том Харди. Так же в фильме задействованы такие актеры как Гари Оллдмэн и Нуми Рапасе. Неожиданно, в самый последний день, уже продублированный на русский язык фильм был снят с проката.
На сайте Министерства вроде как культуры было опубликовано официальное сообщение: «14 апреля состоялся просмотр финальной версии картины с участием экспертов, представителей Министерства культуры, российского прокатчика — компании «Централ Партнершип» и СМИ. После данного просмотра мнение прокатчиков и представителей Минкультуры совпали: прокат подобного рода фильмов в преддверии 70-летия Победы недопустим».
Что любопытно, мнения совпали после совместного просмотра. До него, судя по всему, мнения расходились. Или как? В «ЦП» этот фильм, который они собирались выпускать в прокат, никто вообще не видел? Или же, видели, понимали, что фильм — полная гадость, но все равно толкали его в прокат? Пока Минкульт за руку не схватил? И как вообще Минкульт узнал об этом фильме, который никто еще не видел? Тут, видимо, тоже какой-то временной парадокс.
Лично же товарищ М. к этому вот что добавил: «Не страна, а Мордор, с физически и морально неполноценными недочеловеками, кровавое месиво в кадре из каких-то орков и упырей — вот в такой стране происходит действие фильма от 30-х до 50-х годов ХХ века. Так показана наша страна — та самая, которая только что победила в Великой войне, вырвалась в число мировых лидеров и вот-вот запустит первого человека в космос.»
«Наша страна» — так говорит чиновник о стране, которой уже 25 не существует. Как есть, проговорился: его страна — это не сегодняшняя Россия, а оставшийся в прошлом СССР, который он сам же любовно называет Мордором.
И тут все вдруг стразу становится на свои места. Становится ясно, почему никто не в силах понять, о чем вообще толкует товарищ М. и какие скрепки ищет. Все дело в том, что живем мы в разных станах. Ну, в самом деле, как жителю Российской Федерации понять заблудившегося во времени министра культуры Советского Социалистического Мордора?
В общем, грустная история. Очень грустная. Мы ведь даже представить себе не можем, как страдает наш герой без своего родного Мордора и без все его красот и прелестей, что он так красочно живописал.
Кстати, полностью с гневной, патетичной речью попаданца из прошлого товарища М. по поводу фильма «Номер 44», Мордора и шизофренической рефлексии можно прочитать на сайте министерства вроде как культуры.


27
Сен 14

Ссуда или заем?

сечин

В общем, так.

Президент «Роснефти» Игорь Сечин сделал необходимые разъяснения по поводу 1,5 триллиона рублей, что правительство РФ выделило «Роснефти» из Фонда национального благосостояния. В свое время премьер Медведев уже объяснил, что «Эта цифра только выглядит так внушительно». Теперь же сам Сечин внес необходимое уточнение: «Это не ссуда, а заем, который облегчает реализацию новых проектов компании в Восточной Сибири и Дальнего Востока», — заявил Сечин ИТАР-ТАСС.

Послушали.

Задумались.

Ничего не поняли.

Открываем наш любимый словарь Даля.

«Ссуда — все что дано взаймы или на подержанье, деньги и вещи.»

«Заем — взятие в долг, с обязательством возвратить; самый предмет, вещи или деньги, взятые в долг.»

В современном толковом словаре примерно то же самое.

«Ссуда — средства, предоставляемые в кредит юридическому или физическому лицу.»

«Заем — финансовая операция получение в долг денег, ценностей на определённых условиях.»

То есть, по сути, одно и то же. Что в лоб, что по лбу.

Для всех, но не для президента «Роснефти». Который либо видит какую-то принципиальную разницу между ссудой и заемом, незаметную остальным, либо говорит на чиновничьем новоязе, недоступном пониманию простых смертных. Потому что смертные должны не понимать, а внимать тому, что говорит начальство. Не задумываться и не задавать вопросы.

Если сказано, что «не ссуда, а заем», ну, значит, так оно и есть.

А еще:

оруэлл 2+2

 

 


17
Сен 14

Некий тренд

собянин

Образцовый пример владением техникой новояза продемонстрировал московский мэр Сергей Собянин. Вчера, во вторник, 16 сентября, в прямом эфире радиостанции «Вести FM» мэр сообщил радиослушателям, что: «Есть некий тренд на повышение цен. Это связано в большей степени не с санкциями на ограничение поставок продовольствия из Европы. Это началось значительно раньше, с нового года».

Словосочетание «некий тренд» являет собой результат умелого скрещивания двух, фактически, противоположных по смыслу понятий — определенности и неопределенности. Если «тренд» — это «направление развития какой-либо области современной жизни», то «некий» — это «отсутствие определительности». То есть, говоря иными словами «некий тренд» — это «движение в неопределенную стороны», то есть»неизвестно куда и зачем».

Таким образом, фразу «Есть некий тренд на повышение цен» следует читать: «Мы понятия не имеем, почему цены растут, да и дела нам до этого нет никакого».

Использовав модное, современное словечко, Собянин завернул классический канцеляризм в наукообразную упаковку. Вроде бы, сказал что-то умное, а, по сути, выдал полную бессмыслицу.

Готов поспорить, словосочетание «некий тренд» приживется в новоязе госчиновников.


25
Авг 14

Лавров, Даля поправший

даль

24 августа боевики так называемой «Донецкой народной республики» провели по центру Донецка пленных солдат украинской армии. Военнопленных провели по так называемому «коридору позора». Несколько сотен местных жителей освистали проходящих военных, кричали им оскорбления и кидали в них яйцами.

Глава МИД РФ Сергей Лавров не считает «парад» военнопленных, проведенный 24 августа в Донецке, издевательством над украинскими военными. Об этом он заявил на брифинге, посвященном ситуации на Украине.

«Что касается «унизительного» отношения к военнопленным — это пускай разбираются юристы. Я видел эту картину этого парада. Я не увидел ничего такого, что хоть близко бы напоминало издевательство», — заявил Лавров журналистам.

Я всегда говорил, что прежде, чем обсуждать какие бы то ни было вопросы, следует договориться о терминологии. Иначе разговор будет пустой. В связи с высказыванием Лаврова мне, например, было бы очень интересно узнать, какой смысл вкладывает он в слово «издевательство»? Поскольку любой толковый словарь русского языка скажет, что «издеваться» — это как раз и значит «подвергать унижениям кого-либо». Судя по всему, метание яиц в людей — это по-лаврову просто знак дружественного вниамания.

Слова «цинизм — вызывающе-пренебрежительное и презрительное до наглости и бесстыдства отношение к чему-л. (нормам общественной морали, нравственности и т.п.)» —  в словаре Лаврова, по всей видимости, нет.

лавров

Лавров говорит на весьма своеобразном, чиновничьем диалекте русского языка. Поэтому понять, что он вообще имеет в виду и имеет ли он в виду хоть что-нибудь, вот так, сходу, почти невозможно. А русско-русского словаря пока еще нет.

PS. Тест для знатоков: Как одним словом по-русски сказать: «подлый, бесчестный, гнусный, вызывающий отвращение, гадкий, противный, очень плохой, скверный» ?


01
Июл 14

Вам — мат! (3)

Швейк-1

Спешу поздравить всех!

Сегодня мы все вместе сделала еще один немаленький шаг в сторону перехода с живого великого и могучего русского языка на сушеную воблу кремлевского новояза. Сегодня вступил в силу закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового регулирования в сфере использования русского языка». С 1 июля 2014 года, согласно закону, «запрещается использование нецензурной брани в произведениях литературы и искусства, в продукции средств массовой информации, а также при показах фильмов в кинозалах, при публичных исполнениях произведений литературы, искусства, народного творчества посредством проведения театрально-зрелищных, культурно-просветительских и зрелищно-развлекательных мероприятий».

Швейк-3

По сему поводу, хочется вспомнить слова человека, чей авторитет, в отличии от многих других, неоспорим. Человека, который один умнее всех депутатов вместе взятых. Ну, хотя бы, потому, что, в отличии от завсегдатаев Госдумы, он точно знал, что война — это самая большая глупость, какая только есть на свете.

Речь, разумеется, идет о Ярославе Гашеке.

Гашек

Вот, что пишет он в послесловие к первой части бессмертных «Похождений бравого солдата Швейка»:

 

«Если необходимо употребить крепкое выражение, которое действительно было произнесено, я без всякого колебания привожу его здесь. Смягчать выражение или применять многоточие я считаю глупейшим лицемерием. Ведь эти слова употребляют и в парламенте

Правильно было когда-то сказано, что хорошо воспитанный человек может читать все. Осуждать то, что естественно, могут лишь люди духовно бесстыдные, изощренные похабники, которые, придерживаясь гнусной лжеморали, не смотрят на содержание, а с гневом набрасываются на отдельные слова.

<…>

Люди, которых коробит от сильных выражений, просто трусы, пугающиеся настоящей жизни, и такие слабые люди наносят наибольший вред культуре и общественной морали. Они хотели бы превратить весь народ в сентиментальных людишек, онанистов псевдокультуры типа святого Алоиса.

<…>

Такие типы на людях страшно негодуют, но с огромным удовольствием ходят по общественным уборным и читают непристойные надписи на стенах.»

Швейк-2

В Госдуме Гашека, должно быть, не читали.

А, может быть, и вовсе имени такого не слышали.

Ну, что поделаешь, такая Госдума. С Оруэллом тоже незнакомая, но, тем не менее, уверенная в том, что «Незнание — это сила!»

Казалось бы, ну и бог с ней, пусть будет какая есть, раз уж другой все равно нет. В конце концов, у них там своя тусовка, свой дресс-код, свои понятия.

Проблема в том, что они всю страну пытается под себя заточить. А, вот это уже раздражает.


20
Июн 14

Говорите по-русски!

я люблю русский язык

Еще одна история на счет иностранных слов в русском языке.

Мне ее рассказал один знакомый, когда я еще работал в институте.

Ситуация следующая. Защита кандидатской диссертации. На подиуме — молодой соискатель. В зале — степенные ученые. За первым же столом старенький, седой профессор, очень уважаемый в научных кругах. Профессор внимательно слушает доклад и, вроде как, одобрительно кивает головой.

Надо сказать, что происходила сия зашита в те времена, когда грифельные доски и нарисованные от руки схемы уже навсегда отошли в прошлое — все соискатели иллюстрировали свои доклады слайдами. Дистанционных пультов управления у нас не было, поэтому за слайдоскопом сидел ассистент. И когда требовалось показать очередную картинку, выступающий говорил:

-Слайд, пожалуйста!

Так вот, закончив свое выступление, наш соискатель ждет, какой вердикт вынесут ученые мужи.

А ученые мужи ждут, что первым скажет старенький профессор.

-Ну, что ж, — говорит профессор. — Работа хороша, добротная…

Доклад ему, в целом, понравился.

Но под конец он строгим голосом добавил.

-Тем не менее, у меня есть одно замечание! Ну, что это такое: «Слайд, пожалуйста!». Постоянно: слайд, слайд, слайд! Зачем нам эта иностранщина, когда есть прекрасное русское слово «диапозитив»!

Вот так.

-Диапозитив, пожалуйста!


19
Июн 14

Новояз: теория и практика

oruell-1984

С тех пор, как с полгода тому назад я заново перечитал Оруэлла, он стал моим «коньком».

Читайте Оруэлла!

Оруэлл — это Маркс нашего времени безвременья!

А «1984» — это «Манифест» 21-го века.

Побродив по Европе, призрак забрел-таки в Россию. И надолго здесь обосновался.

Оруэлл давным-давно объяснил что и почему у нас сейчас происходит. Прямо и открыто, простым и понятным языком. Про двоемыслие. Про то, что «Война — это мир», «Свобода — это рабство», а «Незнание — сила».

Кроме того, Оруэлл весьма изящно решил основную задачу любой диктатуры, стремящейся к тотальному контролю абсолютно за всем. Включая мысли своих подданных. Для этой цели он изобрел новояз — упрощенный до примитива язык, на котором невозможно не то, что сформулировать, но даже помыслить что-то выходящее за рамки дозволенного.

Именно этим, созданием новояза, с упорством, достойным лучшего применения, занимается сейчас Госдума.

Мат они уже запретили. Ну, и отлично! Ну, и пошли бы они после этого!…

Было что-то о призывах к сепаратизме — дружеский привет Крыму!

Об оскорблении чувств верующих, разумеется, причем очень конкретных верующих.

Пару лет назад, помнится собирались начать варить «кофе» среднего рода. Но тогда, слава богу, одумались.

Теперь они собираются запретить иностранные слова.

Нет, серьезно, это не шутка.

Конечно, сначала можно и посмеяться.

Однако, согласно законопроекту, одобренному Комитетом Госдумы по культуре (как-то сразу вспоминается оруэлловское Министерство правды) в среду, 18 июня, неоправданное использование иностранных слов будет наказываться штрафом от 2 до 50 тысяч рублей.

Оправданно, неоправданно — все это очень скользкие понятия. Так что, лучше теперь базар фильтровать. И фильтровать чисто конкретно. Никакой иностранщины. Образцом становится блатная феня, на которой очень любят ботать хранители духовных скреп.

С одной стороны, это конечно, не может не радовать. Поскольку теперь мы останемся без «парламента», без «депутатов», без «премьер-министра». И, даже — страшно подумать! — без «президента».

С другой стороны, вместе с ними канут в небытие «зонтики», «ксероксы» и «унитазы». Да, и вообще много чего очень нужного и важного в повседневной жизни.

Может кто подскажет, как по-русски будет «биссектриса»?

А, вот «кибернетика» — это нам еще со сталинских времен известно, — «продажная девка империализма».

Ну, про «импрессионизм», «пуантилизм», «сюрреализм» и прочие «измы» я уже и не спрашиваю.

«Футбол» у нас теперь будет называться «ногомяч». А «такси» — «платной повозкой».

Зампред комитета Госдумы по культуре, режиссер Владимир Бортко, все же, подчеркнул, что «при введении ограничений главное не перегнуть палку». «Но сама тенденция в том, чтобы не использовать иностранных слов — она совершенно правильная», — уверен парламентарий.

Однако, после принятия закона, сам Бортко будет уже не «режиссер» и не «парламентарий», а «заведующий» и «член говорильни».

Разумеется, я драматизирую ситуацию. Но, если ее не драматизировать, она сама запросто дойдет до абсурда. Поскольку любые попытки искусственно регулировать языковые нормы ведут лишь к уродованию языка.

Как бы там ни было, в первом чтении законопроект о запрете иностранных слов собираются рассмотреть уже 1 июля.

Кто-то сомневается в том, что он будет принят?


21
Фев 13

Слова, слова, слова…

— Что вы читаете, принц?

— Слова, слова, слова.

— И что говорится, принц?

— Про кого?

— Я хочу сказать: что говорится в том, что вы читаете?

— Клевета, сударь мой.

Уильям Шекспир. Гамлет, принц датский (пер.М.Лозинского)

* * *

Депутаты от ЛДПР внесли в Госдуму законопроект, запрещающий использовать иностранные слова, если в русском языке есть их аналоги. Предполагается, что ответственность будет наступать «в случаях публичного распространения информации на государственном языке Российской Федерации» с использованием «иностранных слов и выражений, не соответствующих нормам русского литературного языка и имеющих общеупотребительные аналоги в русском литературном языке, вне зависимости от целей и формы такого распространения».

В пояснительной записке к законопроекту его авторы приводят ряд примеров, неправомерной, по их мнению, замены исконно русских слов на англицизмы:

«сейшен»  — «встреча», «заседание»;

«дилер» — «посредник»;

«бутик»  — «лавка»;

«менеджер» — «управляющий, приказчик»;

«дистрибьютер» — «распространитель»;

«сингл» — «песня»;

«гаджет» — «приспособление», «прибор», «техническое устройство»;

«бизнес-ланч»  — «деловой обед»;

«перформанс» — «представление».

Так же разработчики законопроекта предлагают исключить из употребления «междометия «О’Кэй!» и  «Вау!»  и  т.п.,  и

т.д.». Правда,  чем заменить эти самые » «О’Кэй!» и  «Вау!»  и  т.п.,  и т.д.», они, видимо, еще не придумали. От себя могу предложить «Зашибись!» и «Ни фига себе!».

Согласно законопроекту, предлагается установить штрафы для физических лиц за использование заимствованных слов до 2,5 тысячи рублей. Для должностных лиц штрафы составляют до пяти тысяч рублей, а для юридических — до 50 тысяч рублей. Причем для двух последних категорий предусмотрена «конфискация предмета административного нарушения». Что подразумевается под этим предметом, не объясняется. Не дай бог — язык, каковым было произнесено непотребное слово!

* * *

В связи с очередным законотворческим актом, несомненно, ставшим результатом многих бессонных ночей, посвященных думам о народе,  и многотрудных филологических изысканий господ депутатов, мне вспомнилась вот какая история.

Дело было где-то в начале 90-х. Работал я тогда в одном из московских НИИ и почти каждый день ходил на работу. Как-то раз довелось мне присутствовать на заседании диссертационной комиссии, проходившей не нашем, а в смежном отраслевом НИИ. Проходила апробация готовящейся к защите диссертации. В то время слайд-проектор был последним писком моды. Пульт дистанционного управления к проектору, разумеется не прилагался. Поэтому, кто-то из коллег выступающего должен был сидеть за проектором, а сам выступающий в нужные моменты должен был повторять: «Следующий слайд, пожалуйста!».

В первом ряду сидел старенький и очень заслуженный дедушка, седой и в белом, хрустко накрахмаленном халате. Все выступление он, как мне показалось, благополучно проспал. Но, к обсуждению оживился. И, когда пришла его пора высказаться по поводу услышанного, он сказал примерно следующее:

-Ну что ж, работа неплохая, добротная. Не без недостатков, конечно, но, в целом, хорошая работа… Однако, есть у меня одно серьезное замечание, — тут он пронзительно смотрит на выступающего. Который медленно втягивает голову в плечи, чувствуя. что пришел его конец. — Ну, скажите, молодой человек! — призывно протягивает к нему руку заслуженный дед. — Ну, зачем, зачем нам все эти американизмы?… — пауза. —  Почему вы все время повторяете «слайд, слайд, слайд»?.. — многозначительная пауза. — Ведь есть же хорошее русское слово «диапозитив»!

* * *

Беда, коль пироги начнет печи сапожник,

А сапоги тачать пирожник.

И.А.Крылов. «Щука и Кот»

* * *

Ну, в самом деле,  откуда у господ  В.В.Жириновского, В.А.Овсянникова, A.А.Балберова, С.В.Журавлева, B.С.Золочевского, К.С.Субботина  и В.В. Соболева  столь глубокие и  богатые познания в филологии, что они берутся рядить о законах и правилах словообразования в русском языке? Одно лишь то, что они считают, «сингл» — «песней», а «сейшн» — «заседанием» свидетельствует о их полной некомпетентности в вопросах, о которых они берутся судить. Да, и появились эти слова в русском языке отнюдь не в последние годы. Уровень совместного владения русским языком сей группы законотворцев не то, что наводит, а просто-таки наталкивает на мысль, что они вообще живут в какой-то другой стране. Где образцом изящной словесности служит послание президента федеральному собранию.

Хотя, с другой стороны, не хай себе развлекаются. Русский язык — его ведь просто так об коленку не сломаешь. Он все равно все стерпит, перемелет и, всем  назло, останется самим собой. А то, ведь, не дай бог, эти знатоки русской словесности  за что-то действительно серьезное примутся. Реки, к примеру, надумают вспять поворачивать, каналы рыть или медведей в космос запускать…

Зачем медведей в космос?

Да, нет,  конечно же, серьезно этим заниматься никто не станет. Но соответствующий законопроект подготовить можно.


26
Янв 13

Писк в ушах и звездочки в глазах

Депутаты в очередной раз продемонстрировали полное непонимание того, что такое русский язык и как с ним бороться.

Комментируя Закон о штрафных санкциях за нецензурную лексику в СМИ,  заместитель председателя комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Дмитрий Вяткин, сообщил, что  «запикивания» и отточия на месте нецензурных слов в СМИ не будут приравниваться к использованию нецензурной брани.

Вот так.

Плоско, тупо, без воображения.

А между тем, как уже говорилось, важно не само по себе слово, а контекст, в котором оно произнесено.

Или — не произнесено.

Понимаете?

Молчать ведь тоже можно очень выразительно.

А, уж, пищать — и подавно!

Вспомните, хотя бы, для примера замечательную миниатюру Михаила Жванецкого «Рассказ подрывника». Или послушайте, если вдруг никогда прежде не слышали.

«Мамаша, я все понимаю. Дети могут не выходить».

Ни единого лишнего слова, зато — сколько эмоций!

Другой замечательный пример. Тринадцатая, якобы, утерянная глава великой поэмы Виктора Ерофеева «Москва-Петушки». На протяжении которой спутник лирического героя изощренно матерится, ни разу не повторяясь.

Тут даже отточий нет — вообще ничего. А всем и без того все понятно. Даже больше, чем если бы это было реально написано.

Ну, а теперь представьте ситуацию. Появляется на экране ведущий и говорит: «А сейчас, послушаем мнение наших сограждан о деятельности Государственной думы». После чего в течении получаса сплошной писк и звездочки в субтитрах.

Что непонятно?

И, главное, ведь все по закону!

*******************!!!


19
Янв 13

Материтесь на здоровье!

Тяжело приходится нынче Жириновскому в госдума. Раньше он один был такой. На которого все камеры глазели и газеты на цитаты растаскивали. А, нынче пошла молодая поросль, соображающая, что, ежели серьезным делом заниматься, то в люди никогда не выбьешься. А, достаточно пару дурацких  законов нацарапать — и ты в топах всех новостей! Шоу «Ну, что бы еще отчубучить?» продолжается!

Вот, свежий пример — закон о мате. Ну, скажите где еще, в какой стране мира законотворческий орган стал бы заниматься подобной  глупостью?

«Следует отметить, что в современной общественной жизни все настойчивее обращает на себя внимание проблема использования нецензурной брани в тех сферах, которые воспринимаются широким кругом граждан и имеют высокую степень влияния на общественное сознание и общественную нравственность.»

Красиво ведь сказано! Сферы, сознание, нравственность! Только ничего не понятно. О каких именно сферах идет речь? И как именно они влияют на эти самые общественные сознание и нравственность? И что вообще такое общественная нравственность? Это что-то вроде общественной собственности? То есть, что-то, что никому не принадлежит, да, по сути, никому и не нужно?

Нравственность — есть принятие на себя ответственности за свои поступки. Поскольку, как следует из определения, нравственность основана на свободной воле, нравственным может быть только свободный человек. Ключевое слово здесь – «свободный». Так что, человека невозможно принудить быть нравственным или безнравственным.  Это – его свободный выбор.

«Особенно словесное исчадие ада процветает в интернете.»

Ну, просто сказка! Феерия! Вы никогда не пытались представить, как выглядит «словесное исчадие ада»? Лучше и не пытайтесь. Без депутатского мандата не получится.
Соавторы законопроекта, Плетнева и Железняк, уверяют, что постоянно встречают мат в печати и эфире. Вот бы интересно  узнать, что они читают и   смотрят! Должно быть, у них какие-то закрытые депутатские телеканалы, работающие по нажатию тайной комбинации кнопок на пульте. А там — Такое!.. Что даже представить страшно! И газеты тоже особые, отпечатанные тиражом ровно в 450 штук. И все — сплошная нецензурщина!

Так и вижу депутата Железняка, который, поднявшись на думскую трибуну, со все ответственностью заявляет: «А, сейчас, коллеги, позвольте огласит список слов, отныне запрещенных к употреблению в СМИ».

Мат является такой же частью русского языка, как и все остальные слова. Как можно запретить человеку пользоваться частью его родного языка? Кто возьмется определит степень неприличности тех или иных слов? Комитет из дюжины слуг народа? Которые все, как один, большие знатоки русского языка?

А, вот, знать, где какие слова следует использовать — совсем другое дело. Это называется культурой. Так что, не с матерщинниками нужно бороться, господа депутаты, а поднимать общий уровень культуры. Хотя, это, наверное, слишком сложно. Тут, ведь, даже и не сразу сообразишь, за что штрафовать? Да, и опасно, по сути. Культура  — это ведь такая штука, которая может оказаться  пострашнее напалма. Не зря ведь Геббельс, услыхав о ней, тянулся к пистолету… Сначала Баскова с телевидения погонят. А, потом… Даже подумать страшно!

Нет, пусть уж лучше матерятся. А, мы их за это будет штрафовать! Опять же, польза бюджету. А, следовательно, и нам польза.

В смысле, тем, кто за счет этого бюджета жирует. А, между делом, принимает бессмысленные, никому не нужны да, и попросту невыполнимые законы.

Вот это и есть диалектика!

Ведь, правда, здорово!