03
Ноя 17

Маруся Климова «Моя антиистория русской литературы»

АСТ, Москва, 2014

 

Прекрасную знаю Марусю Климову, как блестящую переводчицу Селина и Жене. А, вот, с прозой ее до самого последнего времени не был знаком. И, вот так случилось, что делал я заказ в интернет-магазине «Эксмо» и выбросило меня вдруг каким-то чудом на пару книгу Маруси Климовой — «Моя антиистория русской литературы» и «Растоптанные цветы зла» — которые отдавали за какую-то чисто символическую сумму. И я, позарившись на халяву, купил. И не то, что не пожалел, а был удивлен, восхищен и в то же время раздосадован — как же так? почему я раньше не читал Марусю Климову?

Перво-наперво, следует плотно закрыть глаза на название. Которое является одной из обманок, каковых в книге великое множество. «Моя антиистория» — это вовсе не литературоведческая работа, а оригинальное литературное произведение. Автор рассказывает истории из своей жизни, в которых классики русской и советской литературы принимают такое же участие, как бывшие одноклассники, друзья и знакомые по самым разным тусовкам. С не меньшем удовольствием, чем о литературе, автор рассуждает о кино, театре, политике, мусоре во дворе, хамстве в трамваях, вторжении инопланетян  и вообще обо всем на свете. Все эти темы не связаны в один, крепкий узел, а плывут сами по себе — по волнам моей памяти, — то обгоняя друг друга, то шагая ровно, взявшись за руки.

Из ряда современных авторов Маруся Климова выделяется прежде всего тем, что никогда не стояла в этом ряду и не пытается  в него встроиться. Ее тексты абсолютно оригинальны, ни на что ни похожи и не следуют ни духу времени, ни веяниям моды. Они существуют сами по себе. Как койоты, трусящие по бескрайним прериям и всем показывающие языки.

Тексты Маруси Климовой — это блестящие образцы русской словесности. Я даже не помню, когда последний раз я читал книгу, получая столь же огромное удовольствие просто от языка, каким она написана, и от того, как легко и свободно владеет им автор. Почитав Климову, воочию понимаешь (чувствуешь), насколько тоскливы, нудны и беспомощны все эти Акунины, Рубины, Сорокины, Улицкие. Да и Пелевины, иже с ними.

Книга так же доставит ни с чем  не сравнимое удовольствие всем жертвам школьной программы по литературе. Вспомните, сколько раз заучивая то или иное стихотворение или мучаясь над сочинением на тему «Образ кого-то там в произведении того-то там», вы задавались вопросом: Ну почему это унылое дерьмо считается классикой? Маруся Климова готова разделить ваши страдания и порассуждать на эту тему.  И, если она и не дает ответов на сакраментальный вопрос: Ну, почему? — то, по крайней мере, расставляет все точки над «ё»: «Подумайте, зачем человеку, которому не грозит ни плохая оценка в школе, ни наказание по партийной линии, ни исключение из Союза писателей и тому подобное, зачем ему читать подобную плоскую чушь: «Я помню чудное мгновенье, Передо мной явилась ты…»

Суждения Маруси Климовой о литературе и литераторах неожиданны и парадоксальны, они идут вразрез с тем официозом, к которому мы привыкли со школьной скамьи. Не могу сказать, что я с ней согласен на все сто, но процентов на 85 — точно!

По моему мнению, как всегда, глубоко субъективному, Маруся Климова — один из самых интересных, если не самый интересный, необыкновенно талантливый современный русский прозаиков. Чьи тексты не просто глубоко созвучны современному состоянию общества и литературы, но и, черт возьми, скорее всего, определяют магистральное направление русской литературы на нынешнем ее этапе. Это один из  очень немногих авторов без которых просто невозможно представить современную русскую литературу.

А потому — читать непременно!

Цитата. «Нет, забавно все-таки — всех в течении ста лет буквально клинило на «Бесах» и Достоевском,  а к власти в России  в самый что ни на есть переломный момент ее истории взяли и пришли молчалины! И кое-кто из тех, кто считал себя самым умным, уже кричит: «Карету мне, карету!» И кто бы мог подумать, что не Достоевский, а Грибоедов вдруг окажется настоящим пророком? ! А ведь кто-кто, но этот остроумный юноша в очечках, казалось бы, меньше всего в русской литературе претендовал на эту роль!»


14
Окт 17

Мимоходом

Должен признаться, книгу  Стивена Кинга «Темная башня» я не читал. Но фильм — полный отстой. Бивис и Батхед тупо хохочут, забившись в угол своего дивана. А я пишу об этом мимоходом, поскольку меня хватило всего на 20 минут этого… Этой кучи детских сопливчиков с розовыми оборочками. На мой взгляд, это кино для детей не старше 10 лет. Все просто безумно глупо и наиграно. Честно говоря, теперь даже не знаю, стоит ли читать оригинал. С «Мистером Мерседесом» у меня уже был дурной опыт. Похоже, во мне постепенно гаснет была любовь к Стивену Кингу.

 


11
Окт 17

Нил Гейман «Скандинавские боги»

«АСТ», Москва, 2017

Название «Скандинавские боги» не должно вводить в заблуждение. Так же, как и рекламный слоган на обложке: «Вы читали «Американских богов»? Тогда вам, безусловно, понравятся и «Скандинавские боги». В стремлении продать книгу нет ничего постыдного. Но дело в том, что новая книга Геймана, в оригинале озаглавленная «Северная мифология», не имеет никакого отношения — ну, то есть, абсолютно никакого! — к «Американским богам», прославившимся за счет вышедшего не так давно телесериала. Книга «Скандинавские боги» представляет собой литературное переложение скандинавских мифов. Ну, тех самых, где Тор, Один и Локи…

Нил Гейман — безумно талантливый человек. И, ежели он за что берется, то делает на «отлично». То же самое и со «Скандинавскими богами». Выполненная Геманом литературная интерпретация мифов выше всяких похвал. Повествования о приключениях богов читаются, как захватывающие истории. У книги есть только один, но весьма существенный недостаток — она очень поверхностна. Гейман выбрал для пересказов лишь отдельные, показавшиеся ему наиболее эффектными с литературной точки зрения эпизоды из довольно-таки бурной и насыщенной жизни северных богов. Поэтому и получилось не цельное повествование, а сборник отдельных повестей. Объем текста, кстати, совсем невелик. На книгу его разогнали за счет шрифта, как в Букваре, таких же межстрочных расстояний и широченных полей. Напечатай это убористым шрифтом — и получится брошюра средней величины. Опять же, говорю это не в укор издателям- держать в руках нормальную книгу в твердой обложке мни лично куда приятнее. чем мягкую брошюру.  Да и бумажка в книге беленька, приятная как на взгляд, так и на ощупь.

Тем не менее, для первого знакомства со скандинавской мифологией я бы рекомендовал не Геймана, а книгу Патрика Колума «Дети Одина». Я покупал ее в далеком 2001-м году. Но, думаю, ее и сейчас, при желании, можно найти, А уж в цифре-то — непременно. Книга хороша тем, что это не переложение, а очень тщательно выполненный пересказ мифов. Т.е., влияние авторских литературных пристрастий и его личное видение тут намеренно сведено к минимуму. Ну, и объем текста, а, следовательно и охват мифологического пласта, в разы больше.

Вот, после этого можно уже и Геймана прочитать. Ну, а потом «Младшую Эдду», «Старшую Эдду», «Беовульфа»…

В одном я согласен с Гейманом на все сто десять процентов — скандинавская мифология затягивает.


05
Окт 17

Нобель!

И-и-и…

Нобелевская премия уходит — замечательному английскому автору с необычным для англичанина японским именем Кадзуо Исигуро!

Яркий художник и  одновременно изысканный стилист,  весь блок текстов которого, начиная с «Остатка дня» (блистательно экранизированного Джеймсом Айвори,  с Эммой Томпсон и Энтони Хопкинсом в главных ролях) и заканчивая последним на данный момент романом автора «Погребенный великан», переведен на русский язык и полностью заслуживает прочтения. Так, что каждый желающий имеет возможность убедиться, что в этом году Нобелевский комитет сделал достойный выбор.

 


05
Окт 17

Нобеля!

Сегодня, в 12-30 по Московскому времени, будет объявлен лауреат Нобелевской премии по литературе.

Среди кандидатов множество тяжеловесов с именами, известными всем и каждому: Том Стоппард, Милош Кундера, Харуки Мураками, Маргарет Этвуд, Филип Рот. Каждый из них имеет множество других наград. Каждый написал ни одну замечательную книгу. И каждый, безусловно, достоин звания Нобелевского лауреата.

Но есть среди кандидатов и  «темные лошадки», имена которых лично мне ничего не говорят: Адонис из Сирии, Исмаил Кадаре из Албании, Нгуги ва Тхионго из Кении. Кстати, последний раз писатель из Африки получил премию в 1986 году. Им стал нигериец Воле Шойинка. Кому-нибудь сейчас что-то говорит это имя?

Россию в списке кандидатов представляет Виктор Пелевин. Автор, имеющий в России культовый статус — с этим не поспоришь. Вот, только очень уж однообразный и предсказуемый в последнее время. Похожий на концерн «Кока-Кола», разливающий знаменитый напиток, изготовленный по секретному рецепту, в стандартные бутылки. Берешь такую бутылку в руку и заранее знаешь вкус содержимого. Собственно, а почему бы и нет? Стабильный автор для стабильной страны! Хотя,  конечно, с таким «культурным брендом», как автомат Калашникова даже Пелевину спорить трудно.

Ладно, ждать осталось недолго.

Удачи всем претендентам!

Но лично я буду держать кулаки за Тома Стоппарда. Просто потому, что он чертовски хорош!


10
Сен 17

Стивен Кинг. Мистер Мерседес.

Никогда бы не подумал, что смогу бросить книгу Стивена Кинга. Не дочитав всего каких-то 30 страниц. Потому — что НАДОЕЛО!

Не являясь истым поклонником Стивена Кинга, я, тем не менее, отношусь к этому автору с огромным уважением, как к крепкому профессионалу. И, чтобы вот так, бросить, не дочитав… Это у меня с ним впервые.

А ведь как хорошо все начиналось!

Некий полоумный псих таранит «мерседесом» толпу людей, собравшихся в очереди за вакансиями. Восемь человек погибает, множество покалечено. Но невообразимо хитрому и ловкому преступнику удается скрыться, не оставив никаких следов полиции.

Спустя несколько лет вышедший на пенсию полицейский-детектив Ходжес, занимавшийся делом «Мистера Мереседеса», получает от него издевательское письмо.  Ходжес, теперь уже самостоятельно, вновь начинает поиски маньяка.

Ну, казалось бы, неплохая такая завязочка для крепенького детектива. Но  — это не детектив. Уже хотя бы потому, что нам заранее известен преступник, известны все его мотивы, известно даже где он живет. Единственно, что в данной ситуации может представлять интерес для читателя, это как детектив будет вести поиски злодея и успеет ли он поймать его до того, как «Мистер Мерседес» совершит новое кровавое злодеяние? То есть, можно классифицировать данное произведение, как криминальный триллер. Чистый криминал, без сверхъестественного и мистики.

Вот, только очень уж странен этот роман.

Автор выбрал довольно необычную для криминального триллера форму повествования. Он чередует эпизоды, в которых рассказывает о том что делает и что собирается сделать преступник, с эпизодами, рассказывающими о том, что в это же самое время делает детектив. Причем, сначала мы узнаем о том, что делает злодей, и лишь потом — какие ответные ходы пытается предпринимать детектив. При таком раскладе детектив поначалу выглядит непробиваемым тупицей. А все его расследование похоже на дурацкую возню мающегося от безделья пенсионера. Какой-то интерес представляют разве что только  попытки автора заглянуть во внутренний мир маньяка.

И поначалу у него это вполне неплохо получается.

Но в какой-то момент автор вдруг вспоминает, что главный-то герой вовсе не маньяк, а как раз детектив-пенсионер! И с этого момента повествование начинает медленно, но уверенно катиться ко всем чертям. Маньяк вдруг становится непробиваемо тупым и совершает одну глупейшую ошибку за другой. А у детектива Ходжеса будто третий глаз открывается! По сути, он не ведет никакого расследования, а лишь тычет пальцем, куда придется,  и всякий раз при этом попадает туда, куда нужно. Ну, разве может полоумный маньяк бодаться с таким детективом?

Примерно к середине книге становится совершенно ясно, чем все закончится. Читателю, но не детективу Ходжесу. Который по-прежнему, не понимает, что происходит, но при этом все равно делает все, как надо!

Должен сказать, что сочетание непробиваемой тупости с феноменально, не дающей сбоев, интуицией — это зловещая смесь для детектива. Детектив, никогда не совершающий ошибок, столько же интересен читателю, как алкоголику — пустая пивная банка.

В книге нет ни напряжения, ни драматизма, ни фирменного кинговского саспьенса. Собственно, в ней нет ничего, ради чего ее стоило бы читать.

Таким образом, остается только констатировать, что Стивен Кинг, увы, не универсальный автор. И писать криминальные триллеры ему, пожалуй, больше не стоит. Так же, как и любовные романы. Они у него, как мне кажется, тоже не покатят.

Отдельного слова заслуживает перевод, выполненный В.Вебером. Который сейчас в издательстве АСТ является основным переводчиком Кинга. «Мистер Мерседес» переведен, по всей видимости, точно, но невообразимо скучно. Таким суконным языком обычно переводят инструкции по пользованию пылесосами. Художественные же тексты требуют не буквализма, а творческого подхода.

Резюме. Роман «Мистер Мерседес» — худший из всего, что я читал у Стивена Кинга. Читать его категорически не рекомендуется. Особенно тем, у кого Стивен Кинг любимый автор. Разочарование может оказаться чудовищным.


07
Сен 17

Москва 2042

«По статистике, более 70% россиян называют себя православными. При этом только четыре процента регулярно ходят в церковь и участвуют в церковной жизни. Больше половины тех, кто считает себя православным, не ходят на церковные службы, три четверти не соблюдают Великий пост, 80% не бывают на причастии. Почти каждый третий православный считает, что бога нет.»

 

Об этом есть вот здесь. И вот здесь. Да и много где еще.

 

Православные, не верящие в бога — кому-то это может показаться странным. Мне — нет. Я читал роман Владимира Войновича «Москва 2042». Написанный, кстати, еще в 1986 году.

 

«Отец Звездоний, генерал-майор религиозной службы, первый заместитель Главкомписа по духовному окормлению, Четвертый член Юбилейного Пятиугольника.

 

<…>

 

-А никакого Бога нет, — подскочил вдруг отец Звездоний и стукнул правой ногой о землю. Совершенно никакого Бога нет, не было и не будет. А есть только Гениалиссимус, который там. наверху, — Звездоний ткнул пальцем в небо, — не спит, работает, смотрит на нас и думает о нас. Слава Гениалиссимусу, слава Гениалиссимусу, — забормотал он, как сумасшедший, и стал правой рукой производить какие-то странные движения. Вроде крестился, но как-то по-новому. Всей пятерней он тыкал себя  по такой схеме: лоб — левое колено — правое плечо, левое плечо — правое колено — лоб.

Все другие тоже остановились и тоже стали, повторяя те же движения, бормотать: «Слава Гениалиссимусу, слава Гениалиссимусу».

 

<…>

 

По мере приближения к аэровокзалу я все пристальнее вглядывался в висевшие на фронтоне портреты и спросил Смерчева, кто этот человек, похожий на Иисуса Христа.

-Как кто? — удивился Смерчев. — Это и есть Иисус Христос.

-Но мы поклоняемся ему , завертелся и стукнул ногой отец Звездоний, — не как какому-то там сыну Божьему, а как первому коммунисту, великому предшественнику нашего Гениалиссимуса, о котором Христос когда-то сказал: «Но идущий за мной сильнее меня!»

Я совершенно точно знал, что эти слова принадлежат не Христу, а Иоанну Крестителю, но на всякий случай возражать не стал.

 

<…>

 

Речь отца Звездония была пересыпана цитатами из Священного писания. которое, если верить батюшке, было сочинено Генаилиссимусом.

Примитивные коммунисты прочего, сказал Звездоний, не будучи знакомы с основополагающим учением Гениалиссимуса, без достаточных оснований  отвергали возможность таких, теперь уже совершенно неоспоримых явлений, как непорочное зачатие, воскресение, вознесение и второе пришествие. Теперь возможность таких явлений убедительно доказана современными достижениями науки и религии.»

 

Владимир Войнович «Москва 2042» (1986)

 

А кто-то говорит — фантастика!

Для того, чтобы фантастика стала былью, нужно только немного подождать.

И если в плане научных открытий и изобретений фантасты ошибаются довольно часто, то в плане общественных тенденций — почти никогда.


16
Авг 17

Очаровательный кишечник

Жаль, в России не проводится конкурс на самое дурацкое название книги. А то мне тут попался явный претендент на победу. «Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами». И это не фантазия переводчика, а дословный перевод оригинала: » Darm mit Charme. Alles uber ein unterschatztes Organ». Книга Джулии Эндрюс, микробиолога из Франкфурта, переведенная на русский языки выпущенная в этом году. Не берусь судить о достоинствах и  недостатках книги — не читал. Но, как бы там ни было, по-русски название книги  звучит исключительно по-дурацки. Все равно, как «Мой любимый мизинчик на левой ноге. Зачем он мне вообще нужен?». Или — «Проклятая поджелудочная железа. Все потому, что из-за нее у меня диабет.» В общем, не удивлюсь, если это только начало большой и популярной серии о  том, что должен знать каждый о своем организме.

Кстати, картинки в книге тоже… так себе.


14
Июл 17

Зощенко

К стыду своему должен признаться, что впервые взялся читать Зощенко. Почему руки прежде не доходили — даже и не знаю.

Автор — гениальный. Работа с языком — фантастическая.

Единственное, чего не пойму, так это почему его рассказы называют юмористическими?

Вот читаю — и ни капельки не смешно.

Не просто не смешно, а грустно даже.

Зощенко блестяще живописует жизнь советского быдла. Он пишет про людей, дошедших до какого-то дикого, полуживотного состояния. Когда все нормы и правила цивилизованного бытия выворачиваются наизнанку.

Нет, друзья мои, это не смешно, а страшно.

И, что самое кошмарное, читая рассказы, написанные без малого век тому назад, ловишь себя на мысли, что мы от них совсем не далеко ушли.

Зощенко — юморист?

Ну, извините!

Тут впору вспомнить сакраментальное: Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!

Увы, все то хамство, скотство и жлобство, что блестяще описал Зошенко, никуда не делось. Оно разве что только несколько видоизменилось, обрело немного иную лексику, заговорило другим языком. Но суть-то все равно все та же. Как будто и не прошло без малого сто лет.

Герой рассказа Зощенко «Пациентка» (1924 г.): «Я, говорит, человек просвещенный и депутат советский. Я, говорит, может, четыре правила арифметики знаю. Дробь, говорит, умею.»

Депутат Госдумы Илья Константинов (2012 г.): «Скажем так, самый тупой депутат умнее среднестатистического гражданина.»

Член Совета Федерации РФ Алексей Александров (2017 г.): «Депутат, безусловно, должен получать гораздо больше, чем учитель, врач или представители иных профессий, потому что его работа более ответственная и требующая более высокой квалификации.»


22
Июн 17

Вдохновенное вранье — 2

Кстати, в свое время я не прочитал, но пролистал две книги отечественных фантастов из серии «Как написать роман».  Первая, принадлежавшая перу Юрия Никитина, была брошюрка страниц эдак на 50, полная банальностей и откровенного бреда. Вторая, написанная Николаем Басовым, была ближе к мемуаристике. Ее следовало бы назвать «Как Я пишу романы» . У Басова вранье было вдохновенное. У Никитина — унылое.

Одним словом. Научить писать книги, в принципе, невозможно. Надеяться, что прочитав книгу, «Как написать роман», ты тут же напишешь что-то равное, ну, хотя бы тому же Стивену Кингу, может только законченный идиот. А авторы, пишущие подобные книги, стригут деньги с этих самых идиотов. Как наперсточники с дураков, уверенных, что знают, под какой стаканчик закатился шарик. В то время, как шарика вообще нет.