14
Июл 17

Зощенко

К стыду своему должен признаться, что впервые взялся читать Зощенко. Почему руки прежде не доходили — даже и не знаю.

Автор — гениальный. Работа с языком — фантастическая.

Единственное, чего не пойму, так это почему его рассказы называют юмористическими?

Вот читаю — и ни капельки не смешно.

Не просто не смешно, а грустно даже.

Зощенко блестяще живописует жизнь советского быдла. Он пишет про людей, дошедших до какого-то дикого, полуживотного состояния. Когда все нормы и правила цивилизованного бытия выворачиваются наизнанку.

Нет, друзья мои, это не смешно, а страшно.

И, что самое кошмарное, читая рассказы, написанные без малого век тому назад, ловишь себя на мысли, что мы от них совсем не далеко ушли.

Зощенко — юморист?

Ну, извините!

Тут впору вспомнить сакраментальное: Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!

Увы, все то хамство, скотство и жлобство, что блестяще описал Зошенко, никуда не делось. Оно разве что только несколько видоизменилось, обрело немного иную лексику, заговорило другим языком. Но суть-то все равно все та же. Как будто и не прошло без малого сто лет.

Герой рассказа Зощенко «Пациентка» (1924 г.): «Я, говорит, человек просвещенный и депутат советский. Я, говорит, может, четыре правила арифметики знаю. Дробь, говорит, умею.»

Депутат Госдумы Илья Константинов (2012 г.): «Скажем так, самый тупой депутат умнее среднестатистического гражданина.»

Член Совета Федерации РФ Алексей Александров (2017 г.): «Депутат, безусловно, должен получать гораздо больше, чем учитель, врач или представители иных профессий, потому что его работа более ответственная и требующая более высокой квалификации.»


22
Июн 17

Вдохновенное вранье — 2

Кстати, в свое время я не прочитал, но пролистал две книги отечественных фантастов из серии «Как написать роман».  Первая, принадлежавшая перу Юрия Никитина, была брошюрка страниц эдак на 50, полная банальностей и откровенного бреда. Вторая, написанная Николаем Басовым, была ближе к мемуаристике. Ее следовало бы назвать «Как Я пишу романы» . У Басова вранье было вдохновенное. У Никитина — унылое.

Одним словом. Научить писать книги, в принципе, невозможно. Надеяться, что прочитав книгу, «Как написать роман», ты тут же напишешь что-то равное, ну, хотя бы тому же Стивену Кингу, может только законченный идиот. А авторы, пишущие подобные книги, стригут деньги с этих самых идиотов. Как наперсточники с дураков, уверенных, что знают, под какой стаканчик закатился шарик. В то время, как шарика вообще нет.


21
Июн 17

Вдохновенное вранье

«Это — пожалуй, самая необычная из книг Стивена Кинга. Книга, в которой автобиографические, мемуарные мотивы соседствуют не только с размышлениями о писательском искусстве вообще, но и самыми настоящими «профессиональными советами тем, кто хочет писать, как Стивен Кинг».
Это из издательского анонса книги.

А вот совсем другая история.

Как-то раз известного французского кинорежиссера Жана-Пьера Мельвиля  спросили:

«Как вы думаете, можно ли верить такому режиссеру, как Хичкок, когда он объясняет, как снимал те или иные сцены в своих фильмах?»

«Нет, ни за что! – Ответил Мельвиль. — Он восхитительно врет. Он убежден — и, разумеется, справедливо, — что нельзя раскрывать рецепт блюда, которое ты готовишь лучше всех. Секрет производства — это святое! Художник никогда вам не скажет, как именно ему удалось смешать серый с голубым, чтобы точно передать оттенок неба. Я думаю, что ни один творец, настоящий творец, не горит желанием раскрыть широкой публике то, к чему пришел за долгие годы мучительных поисков.»

А, по-моему, все дело в том, что художник и сам не знает, как у него получается то, что получается.  А врет как раз тот, кто делает вид, что ему известны секреты мастерства.


17
Июн 17

Время Химеры

 

Я много раз повторял одно и то же: ни за что не стану читать роман незнакомого автора, не прочитав предварительно его рассказ, который мне понравится. Просто жалко бывает времени, потраченного на никчемную книгу. Рассказ же много времени не отнимает, но при этом дает отличное представление о том, на что способен автор. А разговоры о том, что я, мол, рассказы писать не умею — от лукавого. Рассказ — это основа писательского ремесла. Автор, не умеющий писать рассказы, все равно, что музыкант, не умеющий играть блюз. И тому, и другому нечего делать в профессии.

В общем, это вступление.

Суть же в том, что я открыл для себя нового, очень интересного автора — Юлию Зонис.

И, разумеется, сначала я прочитал ее рассказ «Удильщик» в одном из номеров журнала «Если». Рассказ мне понравился. Пожалуй, это был самый необычный журнал в номере. Чем и запомнился.

А потом так случилось, что книги Юлии Зонис попались мне в интернет-магазине «Book 24», причем по совершенно смешной цене, в среднем где-то рублей по 25 за том. Тут уж сомнений быть не могло — надо брать! Так я обзавелся трилогией «Время Химеры». В которую входят романы «Геном Пандоры», «Биохакер» и «Скользящий по лезвию».

И — хвала небесам! — автор меня не разочаровала. Все три книги я прочитал одну за другой. Если и не запоем, то лишь потому, что не было времени, чтобы уходит в запой.

Книги Юлии Зонис — это фантастический боевик с очень динамично развивающимся сюжетом. Но, что лично для меня важнее всего, это еще и добротный, местами очень яркий текст, четкая мотивация действий героев и основательная проработка их образов. Кроме того, это настоящие романы, а не растянутые до размеров романов повести.  Зонис не придерживается принципа «следуем за героем». Она выстраивает многоплановую композицию, в которой задействовано большое число действующих лиц, каждое из которых должно сполна отыграть отведенную ему роль. Злонис выстраивает замысловатую конструкцию из причудливо переплетающихся сюжетных линий.  К тому же, автору откровенно нравится играть с читателем, подкидывать ему разного рода обманки, пускать по ложному следу. Поэтому далеко не сразу удается разобраться во всех сюжетных хитросплетениях. И от этого чтение книг Зонис становится еще более увлекательным.

Тема биокатастрофы, обрушившейся на нашу многострадальную Землю, далеко не новая. Но автор сумела найти к ней свой, строго индивидуальный, строго научный подход. Автор не ограничилась общими замечаниями о природе катастрофы — ну, вроде там метеорит какой-то зараженный свалился, реактор рванул или лаборант ведро помоев не туда выплеснул.  У Зонис все продумано до азотистых оснований ДНК и написано со знанием дела. Что, в общем-то, и не странно, поскольку автор закончила в свое время биофак МГУ. Перед нами  не какая-то там «зона», а масштабная катастрофа, накрывшая весь мир и везде проявившаяся по-своему. Читая описания последствий этой катастрофы, не устаешь поражаться воображению автора и ее умению описать все придуманное простыми, в общем-то, словами, не загружая читателя чрезмерной научной терминологией.

При желании, в книгах, конечно, можно найти к чему придраться. Вот, только желания такого не возникает. Потому, что, как известно, не ошибается только тот, кто ничего не делает. А Юлия Зонис — большая молодец.

Одним словом, от души советую всем любителям добротной, остросюжетной, научной фантастики. Всего перечисленного в книгах Юлии Зонис более чем достаточно для того, чтобы удовлетворить самого взыскательного читателя. Например — меня.


04
Июн 17

Две книги

Из книг, что я прочитал за последнее время, особо выделить следует две.

 

Первая — роман потрясающего английского автора Джулиана Барнса «Шум Времени». Это удивительная книга, которую должен был написать кто-то из современных российских авторов. Но, вот, как-то не сложилось. Видно, для наших авторов еще не пришло время, чтобы услыхать Шум Времени. Во всех анонсах роман позиционируется, как биографический. Конкретно — биография Дмитрия Шостаковича. На самом деле, это не совсем так. А, если честно, то совсем не так. На самом деле, роман именно о времени. О коммунистическом периоде нашей истории. Шостакович же здесь всего лишь лирический персонаж, отчасти вымышленный, через которого это время как раз и показано. То есть, Шостакович для Барнса — это тот самый микроскоп, с помощью которого он предлагает своим читателям взглянуть на два основополагающих периода истории СССР — сталинский и хрущевский.

Роман обязателен к прочтению для всех. Особенно для тех, кто сейчас мечтает вернуться в СССР, понятия не имея о том, что за кошмарное время это было. Джулиан Барнс, как истинный мастер словесности, обходится без чернухи и гнили. Он играет на более тонких чувствах и использует более изощренные приемы, чтобы, тем не менее, повергнут читателя в шок. Ну, в кроме того, текст английского писателя в переводе на русский звучит блестяще. Намного лучше, чем любой современный текст, написанный по-русски.

Современная классика.

 

 

Вторая книга — роман именитого итальянского автора Алессандро Барикко «Юная Невеста». «Легенду о пианисте», наверное, все видели. Так вот, фильм снят по книге Барикко.

Роман «Юная Невеста».  написан в типичной для Барикко стилистике, чем-то напоминающей  магический реализм Маркеса. Это, скажем так,  версия «Маркес-лайт». Поэтому, тем, кто так и не осилил «Сто лет одиночества», проза Барикко придется в самый раз.

Сюжетная линия романа незамысловата и легко просчитывается на три хода вперед. Однако автор легко отыгрывает очки, используя приемы текстовой игры. Текст, написанный от автора, у него легко сменяется тесктом, написанным от лица одного из персонажей. А то вдруг и вовсе автор вставляет в текст рассказы о своих душевных метаниях и о том, как он работал над этой самой книгой. Причем, делается это без каких-либо формальных переходов. Ни тебе новой главы, ни звездочек-отбивок. Нет даже кавычек или нового абзаца. Все сделано напрямую, встык. Один текст внезапно, без всякого предупреждения, перетекает в другой. Настолько неожиданно, что порой даже ставит читателя в тупик, с застывшем во взгляде вопросом: «А о чем, собственно, сейчас идет речь?» То есть, у автора всего один прием, с помощью которого он способен удивить читателя. Но следует признать,  что пользуется он им весьма виртуозно.

Книга любопытная. Но строго на любителей необычных литературных игр. Тут так и напрашивается подзаголовок «Роман-игра».

 


07
Апр 17

На зависть всем фантастам

В богатые на анекдоты советские времена бытовала фраз «Россия — родина слонов». Происхождение этой фразы окончательно не выяснено — существует несколько разных версий, одинаково заслуживающих внимания. Но смысл, в общем, и без того понятен.  — фраза высмеивает необоснованные притязания на лидерство в той или иной области.

Так вот, если в советские времена речь шла только о слонах, то нынче Россия готова отстаивать  свой приоритет и по части динозавров.

Вот такую замечательную книженцию выпустило  издательство «Манн, Иванов и Фербер» — «Древние чудовища России. Палеонтологические истории для детей и взрослых». Автором книги, между прочим, является  Антон Нелихов — «научный журналист, коллекционер и любитель окаменелостей».

То есть, если верить «научному журналисту», людей на Земле  еще не было, а Россия — была!

Вот они какие, первые россияне!

Такое еще ни одному фантасту не приходил в голову!

 


16
Янв 17

Дом в котором… Что?

На днях попытался читать книгу М.Петросян «Дом в котором…» Меня о ней довольно часто спрашивают, а тут младшей на Новый год подарили. Ну, вот, думаю, есть повод ознакомиться.

Увы, сломался, не добравшись до сотой страницы. При том что всего их в книге 950. Хотя текст, конечно, здорово «разогнан» за счет широких полей, большого межстрочного расстояния и прочих мелких издательских хитростей.

Сразу бросается в глаза, что автор пытается разрабатывать все те же крапивинские мотивы. Но делает это абсолютно непрофессионально, нелепо и как-то даже кособоко. Текст, собранный из коротких и суперкоротких фраз, невообразимо скучен, сер, а местами так просто невнятен. За нагромождением слов — отсутствие всякого смысла. Герои невыразительны. Поступки их немотивированны. Действие в целом лишено элементарной логики. (К примеру, автора совершено не интересует вопрос, как инвалиды-колясочники перемещаются с одного этажа на другой?) Однозначно, это не роман, потому, как роман — это не просто много слов, собранных вместе под одной обложкой, а еще и определенная романная форма изложения и вполне конкретная структура повествования, которые в данном случае даже не просматривается. Коротенькие эпизоды лепятся один к другому, как придется, да еще и регулярно перемежаются флэшбеками, что совсем уж моветон. Больше всего такой текст похож на киносценарий, читать который интересно только специалисту, который сразу «видит», как все это будет выглядеть на экране.

Ну и довершает общее впечатление вовсе не мрачная, но дико депрессивная атмосфера, скроенная из детских подсознательных страхов. Я бы даже назвал это прогрессирующей депрессией обыденности. То есть, все, что происходит вокруг, для автора является, в первую, а может и в послежднюю очередь, мотивом для депрессии. Бывают книги о дружбе, о любви, о подвиге… А это книга о непроходящей депрессии. Разумеется, о депрессии тоже можно писать. Но только делать это следует талантливо. Особенно, если пишешь для детей.

Не знаю, публиковался ли сей многостраничный труд, до того, как стать книгой, в сети, но на мой взгляд, это классический пример сетературы — то, что пишется небольшими кусочками (которые удобно выкладывать в интернете), по мере того, как появляется время и желание, без какого либо предварительного плана или представления о том, что получится в итоге. Вот и получился в итоге на редкость скучный и невразумительный текст, читать который так же интересно, как мыть посуду или чистить картошку.


26
Окт 16

Добросаемся…

Сегодня утром, после прогулки с собакой, жена вернулась домой с пачкой каких-то драных листов бумаги в руках. При ближайшем, более внимательном рассмотрении листы сии оказались журналом «Русское Богатство», 1914 года издания. Тем самым знаменитым толстым литературным журналом, что издавал Короленко.

img_20161026_225326

Кроме одного более или менее целого номера, в сумке у нее  оказалось еще несколько сильно подранных номеров, несколько томов полного собрания сочинений Леонида Андреева 1913 года издания.

img_20161026_225239

И два тома из пятитомного академического собрания работ Миклухо-Маклая — 1951 год.

img_20161026_225454

Все в совершенно жутком виде — мокрое и грязное. Обидно, прям до соплей.

История сего приобретения следующая. Дот недавних пор неподалеку от нашего дома стояли гаражи. Примерно неделю назад их начали ломать. Видно, решили построить на этом пятачке новый собянинский дом — место удобное, рядом с парком. Чтобы за счет него расширить парк — такой вариант, смею полагать, ни одному здравомыслящему чиновнику в голову не пришел. Ну, а пока на это месте свалка из того, что осталось от гаражей. На эту самую свалку и затащил жену пес. И там-то она и увидела кучу старых журналов и книг, ни один день пролежавших в грязи под дождем. Большинство из них уже были перепаханы гусеницами экскаваторов и размазаны в грязи. То, что еще можно было собрать, она собрала, но большая часть этих уникальных изданий пропали безвозвратно. Мне даже не знаем, что там еще могло быть.

По всей видимости, история этой уничтоженной библиотеки следующая: какой-нибудь старый библиофил хранил все это у себя в квартире, на антресолях, например. Когда библиофил умер, наследник решил, что на антрессолях куда удобнее хранить банки с компотом и солеными огурцами, нежели старые, никому не нужные книги. И оттащил книги в гараж. Где они и пролежали, наверное, ни один десяток лет. Когда же гаражи начали выселять, наследник библиофила, а может, уже наследник наследника, решил, что книги эти ему на фиг никогда не будут нужны и просто выбросил их в грязь.

Во всем этом меня больше всего поражает безразмерность людской глупости и какой-то первобытной дикости. Мало того, что эти издания крайне редкие, если не уникальные, так и стоят они немало. Цена на то же «Русское Богатство» в интернете доходит до 3 тыс. рублей. За один номер! В хорошем состоянии разумеется. По-моему, всякий разумный человек, увидев книгу с «ятями» должен задуматься хотя бы над тем, а нельзя ли на этом заработать? И отнести ее туда, где это можно сделать. Ну, а, если деньги тебе на фиг не нужны, зачем выкидывать старинные книги? Ведь сразу видно, что это не современный ширпотреб, а нечто, представляющее немалый интерес для библиофилов. Не хочешь продавать — отдай тому, кому это нужно. Приедут, заберут и спасибо десять раз скажут. На совсем уж худой конец, положи на скамейку возле подъезда. Зачем бросать книги в грязь?

Вопрос глубоко риторический.

Наверное, потому, что хочется. Потому, что вот такой мы народ! Запросто можем позволить себе то, что другим не по силам! Можем столетние книги под гусеницы экскаваторов кидать! А, на здоровье! А, и не жалко нам! Мы и без того духовно богатые!

Ох, добросаемся…


28
Авг 16

Мастер апокалипсиса

мерль

Робер Мерль, французский писатель, родившийся 28 августа  1908 года в городе Тебесса, что в Алжире. Блестящий автор, все творчество которого пронизано апокалипсическими настроениями и одновременно верой в человеческий разум и здравый смысл.

 

Апокалипсис исторический

 

Роман «Уик-энд на берегу океана» (1949) — первая большая работа Мерля, сразу же удостоенная Гонкуровской премии. Роман посвящен одному из значимых моментов Второй мировой войны — Дюнкеркской операции. Сам Мерль принимал участие в боевых действиях и попал в плен именно под Дюнкерком. После чего провел три года в лагере для военнопленных, откуда в конце концов сбежал. Возможно, именно эти события во много определили мироощущение будущего писателя. Описанные в романе три дня на берегу океана, в ожидании эвакуации, наполненные нарастающим безумием в преддверии неизбежного, действительно здоров напоминают видения апокалипсиса. Что блестяще передано в фильме Анри Вернея «Уик-энд в Зюйд-коте» с непревзойденным Бельмондо в главной роли, снятом по книге Мерля.

 

Апокалипсис глобальный

 

Роман «Мальвиль» (1972) можно назвать фантастическим, поскольку он посвящен глобальной ядерной войне. О самой войне говорится немного, кто там что на кого сбросил — не так важно. Роман повествует о жизни группы чудом уцелевших людей, оказавшихся в центре катастрофы и нашедших убежище в замке Мальвиль. Тут есть все, что  должно быть в произведениях этого жанра — и отчаянная борьба за выживание, и сражения за ресурсы, перерастающая в стычки с другими группами уцелевших, и личные драмы, и общие победы. Но ключевым моментом романа все же является столкновение двух моделей, двух принципов построения нового общества. Если обитатели Мальвиля строят свою жизнь на условно демократических принципах, то люди из Туннеля находятся под властью конкретно тоталитарного правителя. И попытки мирного сосуществования этих двух систем, разумеется, не приводит ни к чему хорошему.

Роман так же был экранизирован, причем дважды. Первый фильм, который так и назывался «Мальвиль»,  был снят в 1981 году Кристианом де Шалонжем. Это очень мощная, зрелищная и предельно натуралистичная драма в которой задейтсвованы такие ктеры, как Мишель Серро, Жак Дютрон, Жак Вильре, Робер Дери, Ханнс Цишлер, Жан-Луи Трентиньян. На мой взгляд, «Мальвиль» является лучшим фильмом о ядерном апокалипсисе.

Вторая экранизация романа была осуществлена в 2013 году Дени Майевалем. Фильм назывался так же «Мальвиль», хотя в отечественной литературе его называют «Замок Мальвиль», видимо, чтобы не путать с предыдущей экранизацией. Это была телевизионная постановка, откровенно неудачная. Главной проблемой фильма является даже не низки бюджет, а то, что сюжет романа был основательно перекроен в соответствии с нынешними стандартам. Режиссер сделал попытку снять эдакий лихой постапокалипсический боевичок, а в результате получилась полная ерунда.

 

Апокалипсис локальный

 

Роман «Мадрапур» (1976) — первый роман Мерля, который я прочитал и самый необычный из всего, что я у него читал.  Действия происходят в авиалайнере, который направляется в загадочную страну Мадрапур. Но оказывается, что самолет летит в никуда. В буквальном смысле этого слова. Время от времени самолет совершает посадки и кто-то из пассажиров покидает салон. Остальные летят дальше и пытаются понять, что же происходит? То ли весь мир исчез, то ли они сами уже умерли и ищут теперь себе пристанище за пределами мира, в котором существовали прежде. То есть, тут апокалипсис переживает группа пассажиров на борту самолета. Не смотря на такую завернутость сюжета, роман читается с неослабевающим интересом.

 

Апокалипсис в перспективе

 

«Разумное животное» (1967). Этот роман я, к сожалению, не читал. Зато несколько раз смотрел снятый по нему фильм «День дельфина», который в свое время был хитом советского кинопроката. Фильм был снят в 1973 году Майком Николсом. Ученый, изучающие дельфинов, находят способ научить их говорить на человеческом языке. Военные, разумеется, тут же стремятся использовать это в собственных интересах. У военных ведь так и чешутся руки что-нибудь испоганить. Что в результате приводит к началу ядерной войны между США и Китаем. Хотя, в данном произведении автор все же оставляет надежду на то, что разум возобладает и все закончится хорошо.

В фильме градус апокалипсиса заметно понижен — злодеи не стремятся развязать ядерную войну, а всего- лишь намереваются взорвать яхту президента США. С президентом на борту, разумеется. Но и у подобных действий последствия могут быть далеко идущими. Но зато и ситуацию в фильме разруливают не люди, а сами дельфины.

 

Творческое наследие Робера Мерля вовсе не ограничивается интересом к теме апокалипсиса. Так, например, у него имеется цикл исторических романов, которые очень популярны во Франции, но на русский все еще не переведены. Так же, как и ряд других внесерийных книг. Мерль необыкновенно талантливый автор, непредсказуемый и никогда не повторяющийся. Те его произведения, что уже переведены на русский язык, на мой взгляд, составляют необходимый минимум для прочтения всеми любителями хорошей литературы, вне зависимости от личных вкусов и пристрастий.


24
Авг 16

Добрались

Вот, так и знал, что закрытием спектаклей и погромами на выставках дело не ограничится. Доберутся в конце концов бесноватые манкурты и до книг. Добрались. Некая Ирина Васина, именующая себя  «православной активисткой», обвинила писателя Владимира Сорокина, ни много, ни мало,  в экстремизме. В видеоинтервью сайту Life.ru, Васина заявила, что писатель, мол,  «издевается над православными ценностями». По сему случаю, Васина подала заявление в полицию с требованием запретить распространение на территории России рассказа Сорокина «Настя».

Заодно активистка требует привлечь к ответственности режиссера Константина Богомолова, который экранизировал рассказ Сорокина. Саму киноленту, по словам Васиной, она и ее соратники не видели, что, собственно, и не мудрено, поскольку фильм еще находится на стадии съемочного процесса. Тем не менее, Васина со товарищами предполагают, что «такой экстравагантный режиссер может снять фильм с признаками экстремизма».

По логике Васиной «может» равносильно «непременно сделает». Прочувствуйте ситуацию: если я могу ударить вас кирпичом по голове, а я ведь могу это сделать, точно так же как и любой другой, у кого под рукой есть кирпич, значит я непременно это сделаю. И, следовательно, меня заранее можно привлечь за это к ответственности.  Чудненькая логика!

Но самое интересное во всей это ситуации то, что рассказ «Настя» был написан и опубликован 15 лет назад. То есть, то ли активистка Васина 15 лет думала над тем, оскорбляет ли рассказ Сорокина ее чувства или нет, то ли только сейчас решила ознакомиться с творчеством именитого автора.  Хотя, зачем православному активисту читать Сорокина, ежели он, активист, то бишь, заранее знает, что тот, Сорокин, то есть, непременно оскорбит его чувства. Ну, а что еще можно ждать от Сорокина? Это ж не Паустовский. чтобы красоты русской природы воспеват, и не Бианки, чтобы о милых зверушках сказки сказывать. Искать в текстах Сорокина что-то душеспасительное, все равно, что прийти на концерт  Шнурова и ждать, что он будет  петь романы под гитару.  Так какого лешего, спрашивается, православные активисты читают Сорокина? Им что, страдания доставляют удовольствия?

Двумя словами — шиза полная.

Сорокин бесспорно талантливый автор. Но лично моим эстетическим требованиям его проза не соответствует. Пробовал читать пару раз — не пошло совсем. Вот я его и не читаю. И не испытываю при этом никаких душевных мук.

P.S. А, кстати, знаете почему они так долго до книг добирались? Весь фокус в том, что чтение книги — процесс интимный. Большинство людей предпочитают заниматься этим в одиночестве. Поэтому, здесь трудно, практически невозможно устроить шоу, как в театре, на концерте или в выставочном зале. Публики нет, а, значит, нет пиара. Случай с Сорокиным это, скорее всего, пробный шар, эдакая проверочка, не удастся ли  хотя бы в прессе попиариться, если наехать на знаменитого писателя. Если получится — попрут дальше.