14
Янв 21

Марк Мэнсон «Тонкое искусство пофигизма»

Book in Russian Тонкое искусство ПОФИГИЗМА Mark Manson книги на русском  9785961448986 | eBay

Эта книга попала ко мне совершенно загадочным образом. Я нашел ее дома, в прихожей, на шкафчике для всякой мелочевки. Должно быть, кто-то принес и оставил. С каким уж умыслом — сие мне не ведомо. Но сам я книг по саморазвитию, о том, как перестать беспокоиться и начать жизнь, как написать роман за неделю и заработать миллион, никогда не покупаю. Но, поскольку уж книга оказалась в руках, я открыл ее и начал листать. Наверное, еще и название заинтриговала. Согласитесь, «Тонкое искусство пофигизма» — звучит здорово.

В самом начале автор набрасывается на модный последние лет десять, а то и больше, в популярной психологии принцип «позитивного мышления», сводящийся, в основном к тому, что нужно настраивать себя на высокие цели. Как любят говорят выступающие со сцены коучи: «Если мне удалось заработать миллион, втуляя гербалайф прохожим , то и вы сможете! Нужно только быть упертым и упрямым! Ясно видеть цель и не замечать препятствий! Все! Первый — пошел! Второму — приготовиться!» «Не получится, — уверенно заявляет Мэнсон. — Потому что все не могут быть богатыми, здоровыми и красивыми. А дурацкий принцип «позитивного мышления» вреднее вредного, потому как, благодаря ему, человек только зацикливается на собственных проблемах и становится еще более несчастным.»

Такое начало показалось мне любопытным и, в принципе, созвучно моим собственным представлениям о том, что почем в э той жизни. И я начал читать книгу.

Увы, вступление оказалось самой интересной ее частью. Дальше началось сплошное словоблудие и переливание из пустого в порожнее. По сути, Мэнсон является тем же жуликом, который обещает за два часа научить вас, как заработать миллион, только он обещает убедить своих читателей в том, что миллион им на фиг не нужен. В двух словах, теория, если можно так сказать, Мэнсона сводится к тому, что счастлив не Илон Маск, имеющий кучу миллиардов долларов, потому как еще один или десять новых миллиардов не сделают его счастливее, а дурачок, нашедший голубой камешек и лыбящийся, глядя на него, потому как ни у кого больше такого камешка нет. По мнению Мэнсона, из всех битлов самым счастливым оказался Пит Бэст. Потому что остальным пришлось ради своих славы и успеха работать как проклятым, жечь нервы, спать в самолетах и отелях, глотать наркоту, страдать от неустроенности семейной дизни. А Бэст после того, как его выгнали из группы, сначал двадцать лет пил, а потом понял, что он и без битлов счастлив — вот такой молодец!

Главный совет от Мэнсона: не ставьте перед собой трудно достижимых целей. Если вы решите засеять свои шесть соток помидорами, рассчитывая собрать урожай в 200 кило, а в результате соберете только только 187, это вас подкосит и вы впадете в депрессию из-за собственной несостоятельности. Зато, если вы ткнете где-нибудь за углом сарая десяток кустов и будете время от времени поливать их, надеясь собрать десяток помидоров, а в результате соберете дюжину — вы будете по-настоящему счастливы!

В общем, Мэнсон не придумал ничего нового. Он лишь тупо повторяет библейский завет: «Блаженны нищие духом,  ибо их есть Царство Небесное». Чем меньшего ты желаешь — тем счастливее живешь. Чем к меньшему стремишься — тем меньше обломов у тебя будет. Ну, и так далее, в том же духе. Причем, подкрепляются все эти утверждения какими-то совершенно неубедительными рассуждениями и фактами, вроде истории Пита Бэста.

Пустая, совершенно бессмысленная книжка. А для неокрепших мозгов, не имеющих твердых навыков критического восприятия любой информации, может быть, еще и вредная.

К чёрту позитив: «Тонкое искусство пофигизма» Марка Мэнсона - K.Fund Media

09
Янв 21

Читающий не ворует

В Ираке существует старинный обычай, согласно которому книготорговцы выставляют свои книги прямо на тротуаре возле магазина и совершенно спокойно оставляют без присмотра. Все дело в такой же старинной поговорке: «Читающий не ворует, а вор не читает».


07
Янв 21

Гарет Ханрахан «Молитва из сточной канавы»

Это первая книга из нового фэнтезийного цикла «Наследие Черного железа» нового, по крайней мере для меня, автора. Вообще-то я не большой поклонник фэнтези. Соблазнил на этот раз анонс на обложке: «Читается словно коллаборация Хантера Томпсона и Лавкрафта». Понятно, что анонс для того и делается, чтобы заставить читателя купить книгу, но, тем не менее, Хантер Томпосон и Лавкрафт — звучало интригующе.

В целом, я не пожалел, что купил и прочитал эту книгу. Хотя Хантер Томпсон тут оказался совершенно не при чем. А Лавкрафт, ну, в какой-то степени, с большой натяжкой. На мой взгляд, Ханрахан — это вариация на тему Терри Пратчетта. Только там, где у Пратчетта ирония, у Ханрахана — безнадега, мрак и грязь. В остальном же все очень похоже. Есть вымышленный фэнтезийный мир, живущий по своим законам и правилам. Есть город-государство Гвердон, население которого разделено на профессиональные кланов: гильдия алхимиков, гильдия воров, гильдия стражи, гильдия ученых… Ну, и на фоне всего этого разворачиваются вполне стандартные приключения нескольких ключевых персонажей: борьба за власть, любовь-морковь, ну, и, разумеется, разгадывание страшных тайн.

Продуман и описан мир, в целом, неплохо. Поскольку автор является геймдизайнером, он и напоминает больше всего компьютерную игру с набором обязательных квестов. Отдельные локации прописаны очень выразительно и ярко, другие лишь обозначены. Та же история и с персонажами. Сама история, не сказать, что прямо таки захватывает, по, в принципе, читается не без интереса. Хотя многие сюжетные ходы очень уж стандартны и предсказуемы. Автор мастерски придумывает всякие необычные штуковины, а, вот, что потом с ними делать, решительно не знает. Хотя, возможно, я ошибаюсь, и все это заделы на следующие тома эпопеи. Как бы там ни было, основным достоинством книги является не история, как таковая, а мрачная, очень недружественная и некомфортная атмосфера, в которой все происходит.

Что откровенно бесит во время чтения, так это отвратительно небрежный перевод некого Н.В.Иванова. Переводчик, подобно Гуглу, тупо воспроизводит английскую форму построения фраз, в результате чего зачастую приходиться поломать голову, чтобы понять смысл того или иного предложения. А отдельные фразы звучат так и вовсе как чистый бред. Например;

«Она утерла лицо, промокнула нос. Неприязненно посмотрела на салфетку, красную от кровавых синяков и порезов.»

Представили себе салфетку, покрытую «кровавыми синяками и порезами»? Поздравляю! И вот такая дребедень — каждый день.

В общем, переводчику — бан. А сам по себе Ханрахан вполне неплох. Возможно, я даже почитаю продолжение, которое, надеюсь, выйдет в другом переводе.


28
Ноя 20

Антиквариат

Антикварные книги. Такие хотя бы просто в руках подержать.


10
Ноя 20

Чарльз Стросс «Каталог катастрофы»

Первая книжка данного автора, которую мне довелось прочитать. И впечатление в целом осталось приятное.

Книга опубликована в серии «Мастера магического реализма», что ни сколько не соответствует действительности. Две повести, входящие в книгу, большая «Каталог катастроф» и маленькая «Бетонные джунгли», объединены общим героем, компьютерным гиком и начинающим оперативником, работающим в специальном сверхсекретном подразделении британской разведки, именуемом «Прачечная».

Гусары, молчать! Все прекрасно знают этот анекдот — к Министерству культуры данная Прачечная никакого отношения не имеет! Прачечная Чарльза Стросса занимается тем, что предотвращает вторжение на Землю потусторонних сущностей из иных измерений. Да-да, все что мы считали выдумками Лавкрафта, на самом деле обитатели иных измерений. А так называемая магическая практика как раз и требуется для того, чтобы открыть проход между мирами и призвать того или иного демона. В современном же мире ведущее место в различных магических ритуалах занимают компьютеры. Открытием проходов занимались и занимаются все, кому не лень, от Аненербе до Тьюринга. И чего только не лезет из этих дыр! Так что, работы у Прачечной выше крыши.

Жанрово я бы определил «Каталог катастроф», как шпионски технотриллер, созданный на основе Лавкрафтовской мифологии. Оригинально, увлекательно и легко читается. Временами автор даже позволяет себе похохмить. Книга не претендует ни на что большее, как только развлечь читателя. И с этой задачей она справляется отлично.

В АСТ готовится к выпуску новый роман Чарльза Стросса. Куплю непременно. Не могу сказать, что он уже стал моим любимым автором, но внимание к себе определенно привлек.

Почему я уже почти не читаю научную фантастику | by @fantasy_sf | Medium

06
Ноя 20

Главное — не заблудиться!


24
Окт 20

Марта Уэллс «Отказ всех систем»

В новую книгу Марты Уэллс, открывающую цикл «Дневники киллербота», входят две небольшие повести — «Отказ всех систем» и «Искусственное состояние». По жанру это, пожалуй, технотриллер, действия которого происходят в далеком-предалеком будущем, когда путешествие по Галактике стало похожим на поездку на метро, роботы и всевозможные киберботы стали самым и обыденными приспособлениями, а среди людей стало вполне обычным быть существом третьего пола. На мой взгляд, вполне добротное, необременительное и не грузовое НФ-чтиво. Главным недостатком книги является очень слабенькая, совершенно не захватывающая интрига. Однако, это отчасти компенсируется тем, что повествование ведется от лица киборга-охранники, эдакого терминатора очень далекого будущего, взломавшего свой модуль контроля и ставшего самостоятельной личностью. По натуре он жуткий мизантроп и больше всего любит смотреть сериалы. Подача всей истории от лица этого довольно таки странного существа выполнена автором очень неплохо. И именно за счет этого история, что называется, начинает играть. Хотя, увлекательность ей, все же, совсем не повредила бы.

И, тем не менее, рекламные надписей на обложках вызывают недоумение. На первой: «Премия «Хьюго», «Небьюла» и две премии «Локус». На четвертой: «Лучшая книга 2017 года по версии The Verge, Лауреат премии «Алекс» и BooktubeSSF, финалист премий Филипа К.Дика и Гудридса». Уж слишком много премий для вполне проходной книги! Марта Уэллс — это все же не Айзек Азимов.

Перевод выполнен добротно, без откровенных ляпов, и грешит, разве что, некоторой небрежностью. На общем хорошем фоне странно выглядят такие фразы, как:
«Он жестом указал на меня.»
«Я проверил, работает ли система безопасности, и включил двигатель. Он со стоном оживился.»

Вышла уже вторая книга «Дневников киллербота» — «Стратегия отхода». Купил. Буду читать.

INTERVIEW: Martha Wells on the Raksura and the Three Worlds | SF Signal

09
Окт 20

Очень своевременная книжка!

Сам я это не покупал и никому советовать не стану. Но, тем не менее, хочу проинформировать. Как писал классик: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины…»

Советы книжки под стать названию:

Ну, как? Вам уже захорошело?


06
Окт 20

Славой Жижек, Джон Милбанк «Монструозность Христа»

Как же здорово было после суперпримитивных текстов Джо Хилла открыть книжку, в которой множество очень умных слов! Даже, если большинство из них тебе непонятны.

Ну, это так, лирическое отступление.

Книга «Монструозность Христа», на самом деле, очень сложна для чтения и восприятия. По крайней мере, для меня. Но при этом и необычайно интересна.

Книга заявлена как дискуссия о роли религии в современном мире между двумя известными философами: теологом-идеалистом Джоном Милбанком и материалистом, склоняющимся к марксистским позициям, Славоем Жижеком. На самом же деле, никакой дискуссии тут нет. Книга состоит из трех разделов. В первых двух Жижек и Милбанк поочередно излагают свои взгляды по заявленной теме. В последней Жижек пытается подвести общий итог и ответить на критику Милбанка.

Книга интересна тем, что лично мне прежде не доводилось читать ничего подобного. Тут спокойный и взвешенный разговор — именно разговор, а не спор с пеной у рта, — ведут не представители тех или иных религиозных учений и их противники, а философы, придерживающиеся различных философских концепций и подходов к любым, а не только религиозным, проблемам. Философы — очень странные, необычные люди, стремящиеся все простое сделать неимоверно запутанным и сложными. То, что они воспринимают окружающий мир не так, как все, это однозначно. Но, как не странно, эти их, на первый взгляд кажущиеся невообразимо вымороченными, взятыми едва ли не с потолка теории, в итоге оказываются едва ли не единственной возможностью, если не понять, так хотя бы смириться с окружающей действительностью.

Жижек, как закоренелый материалист, естественно, выбирает самый простой путь решения проблемы. Он сводит божественные проявления в мире к тому, что мы сами хотим считать таковым. Ну, а Новозаветные догматы он, как и Зюганыч, считает едва ли не созвучными кодексу строителя коммунизма. Милбанк же, как теолог, стремится все максимально запутать. Типа, бог здесь, но его как бы и нет, пока он нам не требуется. По Жижеку — бог не существует без верующих в него. По Милбанку — люди богу вообще по барабану, у него своих проблем выше крыши. Собственно, в этих двух (сильно упрощенных, разумеется, мною) утверждениях как раз и содержится расшифровка того, в чем ж заключается то, что оба они называют монструозностью бога.

Главная проблема книги, как я уже упоминал, это трудность для восприятия даже для подготовленного читателя. Все дело в том, что философы, как оказывается. общаются между собой на своем философском арго. Понять который ни чуть не проще, чем, скажем, разговор двух генетиков или физиков-ядерщиков. Даже при том, что вы знаете используемую терминологию, разговоры эти будет звучать для вас, как бессмысленный набор слов. Чтобы понять, о чем именно идет речь, нужно едва ли не по словам разбирать каждую фразу. В довершении этого, философы безумно любят ссылаться на своих многочисленных предшественников. Причем делают это так легко, походя, как будто все эти груды философских робот, о которых они говорят, всем превосходно известно.

Если вы готовы сломать эти две преграды — только тогда стоит браться за чтение «Монструозности Христа». Я, хотя и сумел осилить ее до конца, все равно боюсь даже подумать, какой процент текста оказался мною не понят.

Цитаты:

«Тем не менее конец конечного бытия есть как однозначный аспект, так и неоднозначный, и это открывается как прекрасному, так и скуке.»

«Если бы все было метафорой, метафорой не являлось бы ничего, а если бы все было аналогий, аналогий бы не было.»

Славой Жижек: «Настоящее кощунство — это само гособвинение»

04
Сен 20

Джо Хилл. Странная погода

Ну, нет, совсем не того я ожидал от лауреата премии Брэма Стокера и финалиста премии Локус — так гласят надписи на обложках. Если, конечно, им можно верить. Потому как, все прочая информация на задней обложке на деле тоже оказалась рекламным враньем. «Лучший американский автор хорора» — вроде как сообщает нам Times. Но в книге нет даже намека на хорор! «Дьявольски хорош!» — радуется USA Today. Интересно, а чем именно?

Книга «Странна погода» представляет собой сборник, в которой включены четыре повести, никак не связанные друг с другом.

«Моментальный снимок» — история о «полароиде», что отнимает память у человека, которого с его помощью фотографируют. Откуда взялся этот странный человек с «полароидом»? Зачем он постоянно фоткает впавшую в деменцию старушку? На все эти вопросы ответов мы не получим. В чем тут вообще смысл? Да, собственно, ни в чем Просто примите к сведению, что Джо Хилл придумал вот такую фигню. Вам страшно? Мне — нет.

«Заряженный» — самая большая вещь в сборнике. Это вообще не рассказ и не повесть, а политический памфлет на тему того, какое зло приносит мирным гражданам Америки право на законное владение оружием. Белые гады, полицейские и охранники торговых центров, стреляют благородных черных почем зря, при любом удобном случае. Может быть, для Америки это и актуальная тема, для нас же — пустышка. И, уж точно, это никакой не хоррор.

«На высоте» — человек впервые в жизни прыгает с парашютом и падает на облако. Которое, мало того, что оказывается твердым, так еще и начинает воплощать в реальность все его фантазии и мечты. Вот только накормить оно его не может. Самый невразумительный текст во всей книги. В нем вообще ничего не происходит, история топчется на одном месте. Плюс (или минус) неоправданно много места уделено отвратительно детальному описанию физиологии героя — как он пердит, как блюет, как он гадит, как подтирает свой зад… Мля, это уже реально какой-то патологией попахивает.

«Дождь». Ну, и наконец, последний рассказ в сборнике. Он хорош уже потому, что последний. Над Колорадо прошел дождь из кристаллических иголок. Кучу народа поубивало. Вот, что хотите со мной делайте, а я не могу представить, как падающие иголки могут убить человека, да так быстро, что он не успевает добежать до ближайшего навеса. Ну, ладно, казалось бы, эка невидаль, у них в Америке чего только не бывает: и континентальные разломы, и нашествие зомби, и инопланетяне, и Годзилла, и Бэтмен… Но вот дождя из иголок Америка выдержать не смогла и начался там у них полный апокалипсис. Этого уже я выдержать не смог и, пролистав до конца, выяснил только то, что во всем виновата Грузия. Ну, хорошо хоть не Россия на этот раз. Некую оригинальность этой бездарной повестюльке придает разве что то, что написана она от лица лесбиянки. Да, вот такой он, наш Джо Хилл — автор прогрессивных взглядов! Может и в шкуру лесбиянки влезть. Вопрос только — а на фига?

Честно говоря, мне его даже немного жаль. В смысле, Джо Хилла. Он изо всех сил старается сделать свой текст взрослым, включая в него сцен насилия и секса, которые, следует заметить, написаны вопиюще плохо. Но, на самом деле, Джо Хилл — стопроцентно детский писатель. Потому как и форма изложения у него детская, с бесконечными повторами и непременным желанием ткнуть читателя носом в то, что он сам считает важным. И текст предельно прост и дидактичен. И мотивы героев по-детски однобоки и примитивны. Причем, примитивны настолько, что даже детям такое не свойственно. Вот, скажем, сидит человек на облаке и ему совершенно по фигу, откуда это удивительное облако взялось. У него только две мысли в голове — как бы пожрать и с кем бы потрахаться.

Сам по себе текст скучен, невыразителен и сер настолько, что, читая его, временами начинаешь ощущать, что слушаешь какое-то невнятный бубнеж: «Бу-бу-бу-бу-бу…» Страсть к дословным пересказам телефонных разговоров и телепередач можно объяснить разве что только желанием «разогнать» текст, который и без того по большей части состоит из «воды». Я всегда читаю литературные тексты очень внимательно и медленно, возвращаясь взглядом назад, если случайно пропустил какое-то слово. Тут же я то и дело ловил себя на том, что перепрыгивал взглядом через целые абзацы! И — ничего, все нормально! Вскоре я вообще начал читать только первое предложение из каждого абзаца.

Вердикт: очень плохая книга, во всех отношениях. Идеи — откровенно глупы, изложение — ужасно. Черт меня дернул эту книгу купить. Джо Хилл, будь он хоть трижды сыном Стивена Кинга, очень плохой писатель. Он не создает тексты, а записывает слова, которые приходят в голову. Как пятиклассник, пишущий сочинение «Как я провел лето» и думающий при этом только о том, сколько страниц ему велено написать. В результате получается очень рыхлый, вязкий, трудно читаемый текст. Над которым, если по уму, надо еще работать и работать. Вопрос только — зачем? Все равно ведь текст пустой.

Очень не люблю говорить такие слова, но, все же: какая дрянь!

Слева — Кинг, справа — Хилл